Криптовалюты и их законодательное регулирование в 2021 году

Статья 1. Предмет регулирования и сфера действия настоящего Федерального закона

1. Настоящим Федеральным законом регулируются отношения, возникающие при выпуске, учете и обращении цифровых финансовых активов, особенности деятельности оператора информационной системы, в которой осуществляется выпуск цифровых финансовых активов, и оператора обмена цифровых финансовых активов, а также отношения, возникающие при обороте цифровой валюты в Российской Федерации.

2. Цифровыми финансовыми активами признаются цифровые права, включающие денежные требования, возможность осуществления прав по эмиссионным ценным бумагам, права участия в капитале непубличного акционерного общества, право требовать передачи эмиссионных ценных бумаг, которые предусмотрены решением о выпуске цифровых финансовых активов в порядке, установленном настоящим Федеральным законом, выпуск, учет и обращение которых возможны только путем внесения (изменения) записей в информационную систему на основе распределенного реестра, а также в иные информационные системы.

3. Цифровой валютой признается совокупность электронных данных (цифрового кода или обозначения), содержащихся в информационной системе, которые предлагаются и (или) могут быть приняты в качестве средства платежа, не являющегося денежной единицей Российской Федерации, денежной единицей иностранного государства и (или) международной денежной или расчетной единицей, и (или) в качестве инвестиций и в отношении которых отсутствует лицо, обязанное перед каждым обладателем таких электронных данных, за исключением оператора и (или) узлов информационной системы, обязанных только обеспечивать соответствие порядка выпуска этих электронных данных и осуществления в их отношении действий по внесению (изменению) записей в такую информационную систему ее правилам.

4. Выпуск, учет и обращение эмиссионных ценных бумаг, возможность осуществления прав по которым удостоверяется цифровыми финансовыми активами, регулируются Федеральным законом от 22 апреля 1996 года N 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» с учетом особенностей, предусмотренных настоящим Федеральным законом.

5. К правоотношениям, возникающим при выпуске, учете и обращении цифровых финансовых активов в соответствии с настоящим Федеральным законом, в том числе с участием иностранных лиц, применяется российское право.

6. В информационных системах, в которых осуществляется выпуск цифровых финансовых активов, также может осуществляться выпуск цифровых прав, включающих одновременно цифровые финансовые активы и иные цифровые права. При этом выпуск, учет и обращение цифровых прав, включающих одновременно цифровые финансовые активы и иные цифровые права, осуществляются в соответствии с требованиями настоящего Федерального закона к выпуску, учету и обращению цифровых финансовых активов.

7. Для целей настоящего Федерального закона под распределенным реестром понимается совокупность баз данных, тождественность содержащейся информации в которых обеспечивается на основе установленных алгоритмов (алгоритма).

8. Для целей настоящего Федерального закона под узлами информационной системы понимаются пользователи информационной системы на основе распределенного реестра, обеспечивающие тождественность информации, содержащейся в указанной информационной системе, с использованием процедур подтверждения действительности вносимых в нее (изменяемых в ней) записей.

9. Понятия «информационная система» и «оператор информационной системы» используются в настоящем Федеральном законе в значениях, определенных Федеральным законом от 27 июля 2006 года N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации».

10. Понятие «бенефициарный владелец» используется в настоящем Федеральном законе в значении, определенном абзацем тринадцатым части первой статьи 3 Федерального закона от 7 августа 2001 года N 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма».

11. Требования настоящего Федерального закона не распространяются на обращение безналичных денежных средств, электронных денежных средств, а также на выпуск, учет и обращение бездокументарных ценных бумаг.

Госдума приняла Закон «О цифровых финансовых активах»

Госдума приняла в третьем и окончательном чтении закон «О Цифровых финансовых активах» (ЦФА). Документ был разработан рядом депутатом во главе с председателем комитета по финансовым рынкам Анатолием Аксаковым и принят в первом чтении еще в 2018 г.

С тех пор документ претерпел значительные изменения, например, из него были исключены понятия «майнинг» и «токен». Сам объем закона достиг более чем 100 страниц.

В числе прочего, документ вносит изменения в законы «О несостоятельности», «О Банке России», «О рекламе», «Об исполнительном производстве», «О противодействии коррупции», «О национальной платежной системе», «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам», «О запрете отдельным категориям лиц открывать и иметь счета, хранить наличные денежные средства и ценности в иностранных банках, расположенных за пределами территории РФ, владеть или пользоваться иностранными финансовыми инструментами» и «О привлечении инвестиций с использованием инвестиционных платформ».

Сфера действия законодательства РФ о ЦФА.

В соответствии с п. 5 ст. 1 Закона:

Если подойти к данной формулировке чисто формально, то российское право применяется только к тем финансовым активам выпуск, учет и обращение которых происходят именно так как описано в Законе. Если же они происходят не так, то ним вообще не применяется российское право. Даже если все участники сделки резиденты РФ, все сервера в РФ, предмет сделки акции или денежные обязательства российской компании, но ИС работает не так как описано в законе — то она вне действия российского права. Вывод абсолютно логичный, но странный. Возможно авторы закона хотели сказать что-то другое, но сформулировали так, как сформулировали.

Другая возможная трактовка: российское право применяется к любым ЦФА описанным в законе, даже для иностранных лиц. Иными словами, если предмет сделки подпадает под определение ЦФА в законе, даже если стороны сделки иностранные лица, к сделке должно применяться российское право. Иными словами, при этой трактовке российское право распространяется на деятельность всех фондовых бирж в мире торгующих облигациями и другими инструментами подпадающими под определение ЦФА по российскому праву. Мы полагаем, что такая трактовка все же неправомерна, так как мы не можем предположить, что этот Закон может регулировать деятельность, скажем Токийской или Лондонской фондовой биржи если там осуществляются сделки с электронными облигациями и другими активами подпадающими под понятие ЦФА.

На практике мы предполагаем, что будет осуществляться запрет на доступ резидентов РФ к любым “информационным системам” не соответствующим требованиям Закона, т.е. к любым не одобренным Банком России, в том числе к зарубежным биржам и системам основанным на блокчейне, кроме как через “оператора обмена цифровых финансовых активов” (см. п. 1 ст. 10 Закона).

Цифровые финансовые бумаги и ценные бумаги

ЦФА, удостоверяющие возможность осуществления прав по эмиссионным ценным бумагам, предоставляют их обладателю право требовать от лица, обязанного по таким ЦФА, реализации через оператора информационной системы, в которой осуществляется выпуск ЦФА, прав по эмиссионным ценным бумагам, предусмотренных решением о выпуске эмиссионных документов.

ЦФА, удостоверяющие право требовать передачи эмиссионных ценных бумаг, предоставляют их обладателю право требовать от лица, обязанного по таким ЦФА, передачи ему ценных бумаг, предусмотренных решением о выпуске ЦФА, в течение срока или при наступлении события, предусмотренных таким решением. Акциями и эмиссионными ценными бумагами, конвертируемые в акции, возможность осуществления прав по которым удостоверяется ЦФА или право требовать передачи которых удостоверяется ЦФА, могут быть только акции непубличного акционерного общества и эмиссионные ценные бумаги непубличного акционерного общества, конвертируемые в его акции.

В случае, если ЦФА предусматривают возможность осуществления прав по эмиссионным ценным бумагам, такие эмиссионные ценные бумаги должны учитываться на лицевом счете ЦФА, открытом лицу, выпускающему ЦФА и осуществляющему права по указанным эмиссионным ценным бумагам. Лицо, выпускающее ЦФА, не вправе зачислять иные ценные бумаги на лицевой счет ЦФА.

Лицевой счет ЦФА открывается с указанием оператора информационной системы, в которой осуществляется выпуск ЦФА, и сведений, позволяющих идентифицировать ЦФА. В случае, если на лицевом счете ЦФА учитываются ценные бумаги, под которыми выпущено несколько выпусков ЦФА, регистратор при зачислении ценных на лицевой счет обязан открыть субсчета под каждый выпуск ЦФА для учета прав на эти ценные бумаги.

Выпуск ЦФА, удостоверяющих права участия публичного акционерного общества (АО), и выпуск акций непубличного акционерного общества в виде цифровых финансовых активов при условии, что ранее была осуществлена эмиссия акций данного общества не в виде цифровых финансовых активов, запрещены. В случае выпуска акций непубличного акционерного общества в виде ЦФА лицом, осуществляющим учет прав на акции этого общества, признается оператор информационной системы, в которой осуществляется выпуск ЦФА.

Непубличное АО, акции которого выпущены в виде ЦФА, не может приобрести публичный статус. Непубличное АО, акции которого выпущены в виде ЦФА, не вправе осуществлять выпуск эмиссионных ценных бумаг, за исключением акций, выпущенных в виде ЦФА, в том числе эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции такого непубличного АО.

Непубличное АО, акции которого выпущены в виде ЦФА, не вправе осуществлять, в том числе при реорганизации, конвертацию акций, выпущенных в виде ЦФА, в акции непубличного АО, выпущенных не в виде ЦФА. Непубличное АО, акции которого выпущены не в виде ЦФА, не вправе осуществлять, в том числе при реорганизации, конвертацию акций, выпущенных не в виде ЦАФ, в акции непубличного АО, выпущенные в виде ЦФА.

«Принятие закона даст дополнительный импульс развития технологии в РФ. Даст возможность начать проекты, которые так или иначе связаны с ЦФА, — считает директор по продукту Waves Enterprises Артем Калихов. — По нашей информации, у нескольких крупных игроков рынка подобные проекты стоят в ожидании принятия закона».

Какие ограничения вводятся на использование криптовалюты на территории России

Юридические лица, личным законом которых является российское право, филиалы, представительства и иные обособленные подразделения международных организаций и иностранных юридических лиц, компаний и других корпоративных образований, обладающих гражданской правоспособностью и созданных на территории России, не вправе принимать цифровую валюту в качестве встречного предоставления за передаваемые ими товары, выполненные ими работы, оказываемые ими услуги или иной способ, позволяющий предполагать оплату цифровой валютой товаров. Данное требование касается и физических лиц, фактически находящихся на территории России не менее 183 дней в течение 12 следующих подряд месяцев.

Указанные лица могут требовать факта судебной защиты принадлежащей им цифровой валюты, но только при условии информирования о ее наличие в соответствие с законодательством о налогах и сборах.

Также в России запрещается распространение информации о предложении или приеме цифровой валюты в качестве встреченного предоставления за передаваемые ими товары, выполненные ими работы, оказываемые ими услуги или иного способа, позволяющего предполагать оплату цифровой валюты товаров.

Госслужащие должны включать цифровую валюту в декларации о своем имуществе. Также чиновникам запрещается инвестировать в цифровые финансовые активы, выпущенные в информационных системах, организованных в соответствие с иностранным правом, и в цифровую валюту.

2020

Минфин подготовил пакет законопроектов по цифровой валюте

Незадекларированная криптовалюта может грозить тюремным сроком в РФ. Об этом стало известно 12 ноября 2020 года.

Министерство финансов РФ подготовило пакет законопроектов по цифровой валюте, в рамках которого предлагается лишать свободы владельцев незадекларированных криптовалют. Как предусматривают разработанные поправки о цифровых финансовых активах (ЦФА), владельцев цифровых валют могут лишить свободы сроком до трех лет, если они хотя бы два раза за три года не отчитывались перед налоговыми службами о данных операциях на сумму от 45 млн руб. и выше.

Министерство также разработало поправки в Налоговый кодекс, в так называемый «антиотмывочный» закон №115-ФЗ и Кодекс об административных правонарушениях в части регулирования цифровых валют и цифровых финансовых активов. К ЦФА относятся цифровые аналоги долговых расписок, акций, облигаций и прав участия в капитале, выпущенных на блокчейне.

Соблюдение данных рекомендаций позволит снизить количество операций, связанных с отмыванием денег, полученных преступным путем, — отметили в пресс-службе ведомства.

Владельцы криптоактивов будут обязаны отчитываться в налоговые органы о получении цифровой валюты, о сделках с ней и о ее остатках в криптовалютном кошельке, если за календарный год сумма операций с цифровой валютой превышает сумму, эквивалентную в денежном выражении 600 тыс. руб.

За отказ в предоставлении информации в налоговый орган в срок предусмотрен штраф в размере 50 тыс. руб., а за предоставление неправомерных сведений — штраф в размере 10% от суммы поступления или суммы списания цифровой валюты в рублевом эквиваленте (наибольшей из двух). Неуплата или неполная уплата сумм налога влечет взыскание штрафа в размере 40% от суммы неуплаченного налога в части таких операций.

За незадекларированные криптоактивы в особо крупном размере (на сумму, эквивалентную 45 млн руб. и более, в течение трех лет) предусматривается штраф в размере от 500 тыс. до 2 млн руб., принудительные работы на срок до пяти лет или лишение свободы на срок до трех лет.

Административные штрафы также предусмотрены за организацию незаконного оборота ЦФА — от 50 тыс. до 500 тыс. руб. для граждан, от 100 тыс. до 1 млн руб. для должностных лиц и от 200 тыс. до 2 млн руб. для юридических лиц.

Минфин планирует обязательное декларирование криптовалюты

Министерство финансов подготовило пакет законопроектов, регулирующих оборот криптовалют и создание кошельков. Ведомство предлагает признать цифровую валюту имуществом, которое будет облагаться налогом. Об этом стало известно 24 сентября 2020 года.

Речь идет о поправках в УК, УПК, КоАП, Налоговый кодекс и закон о противодействии легализации (отмыванию) доходов. Согласно им гражданин или организация, получившие за календарный год цифровой валюты более чем 100 000 руб., обязаны сообщать об этом налоговикам и подавать ежегодный отчет об операциях с такими активами и об их остатках. За нарушение этого пункта может грозить штраф в размере 30% от криптоактивов, но не менее 50 000 руб.

Криптовалюта часто используется в целях уклонения от уплаты налогов, для легализации средств, добытых преступным путем, и финансирования противоправной деятельности, — утверждают в Минфине.

Предлагается ввести обязанность для обменников сообщать в налоговые органы о переводах денежных средств и криптовалюты по операциям с российскими пользователями. Их идентификация будет проводиться по платежным реквизитам банковских карт и по российскому IP-адресу.

Отказ от декларирования криптокошелька, если через него прошло более 1 млн руб. в год, становится уголовно наказуемым деянием вплоть до трех лет лишения свободы. Также в качестве наказания могут применяться принудительные работы. Кроме того, признание использования криптовалюты при совершении преступлений может признаваться отягчающим обстоятельством.

В Минфине отметили, что на сентябрь 2020 года нет окончательных решений по регулированию цифровых валют. Мировая практика и рекомендации ФАТФ предлагают два варианта — контролируемый оборот или полный запрет. Обсуждаются оба.

Что о криптовалютах говорится в законе о ЦФА

До недавнего времени в России не было закона, регулирующего крипто-отрасль. Законопроект «О цифровых финансовых активах, цифровой валюте и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (если проще, то закон о ЦФА) был предложен еще в 2018 году, но его принятие несколько раз откладывалось, а документ неоднократно переписывался. 

Наконец, в июле Госдума и президент Владимир Путин приняли окончательную версию законопроекта, которая начнет действовать 1 января 2021 года. 

Основные положения закона о ЦФА:

  • Дано определение цифрового финансового актива (ЦФА). Если упростить формулировку, то ЦФА — это токены, закрепляющие за пользователем денежные обязательства и осуществление прав по ним; 
  • Выпускать ЦФА могут только непубличные компании (ИП или юрлица). Токенизировать обычные акции нельзя. Зато можно выпускать токены, обеспеченные фиатными валютами — стейблкоины;
  • ЦФА — не платежное средство. Ими нельзя расплачиваться в качестве денег. Но они могут использоваться в качестве залога, их можно покупать, продавать или обменивать на другие ЦФА;
  • Реклама ЦФА должна подчеркивать, что вложения в них рискованны;
  • Криптобиржи разрешены, но они могут торговать только российскими ЦФА ( то есть купить токен зарубежного эмитента пользователь может только на иностранной платформе). Все криптоплощадки должны зарегистрироваться в специальном реестре Центробанка и исполнять те же требования, что и традиционные финансовые компании;
  • Торговлю ЦФА контролирует Центробанк — в любой момент он может ввести ограничения на их покупку, например, минимальную сумму инвестиций;
  • Дано определение цифровой валюты (криптовалюты) — это цифровой код, который можно использовать в качестве средства платежа. У криптовалют в отличие от стейблкоинов нет централизованного эмитента (обязанного лица);
  • Криптовалюты не признаются платежным средством, но ими можно торговать в обмен на другие криптовалюты, майнить, хранить как имущество, а также инвестировать в них;
  • Но криптовалютами нельзя расплачиваться за товары, работу и услуги на территории РФ и с ее резидентами. Запрещено даже рекламировать это. Расплачиваться криптовалютами можно только с нерезидентами России;
  • Криптовалюты — это имущество. Поэтому их наличие и операции с ними надо декларировать. Как задекларировать цифровые активы, пока неясно — конкретные нормы еще не разработаны, они будут добавлены в налоговое законодательство позже. Сейчас ясно лишь то, что чиновники не могут владеть криптовалютами, выпущенными зарубежными компаниями; 
  • Центробанк сможет отслеживать криптотранзакции на территории России. Обязанность предоставления информации по операциям ляжет на криптоплатформы. 

Примеры цифровых активов.

Акции/доли компании на блокчейне.

Первой в мире корпорацией акции которой легально были выражены в токенах на блокчейне Ethereum была зарегистрированная в 2016 г. в Республике Маршалловы Острова корпорация CoinOffering Ltd. В уставе корпорации были установлены следующие положения:

В случае CoinOffering Ltd. такие правила устанавливались уставом самой корпорации, используя либеральную юрисдикцию. Подробнее см. Выпуск, управление и торговля акциями на блокчейне, как это было сделано у CoinOffering // FB, 2016-10-25

В настоящее время есть юрисдикции в которых закон прямо предусматривает возможность ведения реестра акций/акционеров на блокчейне, в частности это американские штаты Делавэр (см. Delaware Passes Law Permitting Companies to Use Blockchain Technology to Issue and Track Shares и Вайоминг (см. Caitlin Long What Do Wyoming’s 13 New Blockchain Laws Mean? // Forbes, 2019-03-04)

Сейчас есть проекты разрабатывающие платформы для выпуска электронных акций на блокчейне используя законодательство указанных штатов, например, cryptoshares.app

Новый Закон открывает возможности для создания аналогичных конструкций в РФ. Это могут быть также гибридные конструкции в виде иностранной компании, например в США, у которой выпущены токенизированные акции на децентрализованном блокчейне, и у которой есть дочерняя компания в РФ, причем эти токенизированные акции могут приобретаться (и продаваться) резидентами РФ через российского оператора обмена цифровых финансовых активов в соответствии с новым Законом.

Электронные векселя.

Первый вид ЦФА о котором говорит Закон это “денежные требования”.
Наиболее удобным и универсальным видом денежных требований которые могут передаваться от одного лица к другому является вексель. Вексель вообще очень удобный и продуманный инструмент расчетов, к тому же можно сказать древний, и по нему наработана огромная практика. Реализовать обращение векселей на блокчейне было бы очень интересно, тем более понятие ЦФА в Законе на это сразу же намекает.

Однако, ст. 4 устанавливает:

Возможно ли при этом реализовать на практике “цифровые права, включающие денежные требования” о которых говорит п. 2 ст. 1 Закона в виде токенов на блокчейне?

Мы полагаем что это возможно, исходя из следующего:

В РФ действует Женевская конвенция 1930 года, имеющая целью разрешение некоторых коллизий законов о переводных и простых векселях.
Ст. 3 этой Конвенции устанавливает:

То есть, ст. 4 ст. 4 должна применяться с учетом положений ст. 3 Женевской конвенции 1930 года, имеющей целью разрешение некоторых коллизий законов о переводных и простых векселях.

Если обязательства по векселю были подписаны на территории РФ, то такое подписание должно быть исполнено только на бумаге, если же обязательства по векселю были подписаны в месте где векселя в электронном виде не запрещены, но такой вексель в силу положений Женевской конвенции 1930 года, имеющая целью разрешение некоторых коллизий законов о переводных и простых векселях даже оказавшись на территории РФ и/или во владении резидента РФ будет действительным. Для соблюдения требований Закона, опять, же возможна гибридная конструкция, при которой вексель выпущенный в соответствии с иностранным правом, может рассматриваться в РФ как ЦФА (денежное требование) и, приобретаться/отчуждаться через оператора обмена ЦФА резидентами РФ, пусть даже и формально не считаясь векселем по российскому праву (с учетом положений ст. 4 )

Например, выпуск таких электронных векселей в соответствии с нормами английского права возможен на платформе cryptonomica.net/bills-of-exchange (см. описание на русском). Место выпуска векселя и платежа по векселю при этом может быть в Великобритании, однако такие ЦФА могут приобретаться и отчуждаться российскими резидентами через оператора обмена цифровых финансовых активов, и возможен их вариант обращения в централизованной информационной системе оператором которой является резидент РФ в соответствии с положениями Закона.

Цифровое право или криптовалюта?

Стоит отметить, что первоначально законопроект о внесении в ГК РФ ст. 141.1 предусматривал несколько иное определение цифровых прав: «в случаях, предусмотренных законом, права на объекты гражданских прав, за исключением нематериальных благ, могут быть удостоверены совокупностью электронных данных (цифровым кодом или обозначением), существующей в информационной системе, отвечающей установленным законом признакам децентрализованной информационной системы, при условии, что информационные технологии и технические средства этой информационной системы обеспечивают лицу, имеющему уникальный доступ к этому цифровому коду или обозначению, возможность в любой момент ознакомиться с описанием соответствующего объекта гражданских прав. Указанные цифровой код или обозначение признаются цифровым правом». Такое громоздкое определение позволяло легализовать настоящие криптовалюты, такие как биткоин и этериум.

В отличие от цифровых прав, криптовалюты обладают универсальным охватом: с их помощью можно осуществлять сделки не только на строго определенной платформе, но и на ряде других, если они реализовали такую функцию в своем интерфейсе. Проблемы криптовалют заключается в том, что для такой «мультиплатформенности» необходимо использование децентрализованной информационной системы, основанной на принципах анонимности и трансграничности, – такой как блокчейн. А это означает практически полное отсутствие возможностей контроля экономической деятельности, осуществляемой с помощью криптовалют, со стороны государства.

В связи с этим, в ходе обсуждения законопроекта, от такого решения законодатель отказался и удалил из текста упоминание децентрализованных систем. Это означает, что цифровыми правами могут признаваться только те права, которые содержаться в централизованных реестрах – наподобие реестров держателей ценных бумаг. Таким образом, в текущей редакции ГК РФ цифровые права представляются в определенной степени как цифровые аналоги ценных бумаг. Легализация криптовалют была на какое-то время отменена.

Между тем, принятым позднее законом «О цифровых финансовых активах, цифровой валюте и о внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ» (Закон о ЦФА) криптовалюты все же получили легализацию в качестве «цифровой валюты» (п. 3 ст. 1 Закона о ЦФА) – с обязанностью собственников по декларированию фактов владения и распоряжения ею. Однако законодатель отделил понятия цифровых прав и цифровой валюты – последняя к ним не относится, хотя и может выступать как платежный инструмент в цифровых системах.